Beton-zavod-ivanteevka.ru

БЕТОННЫЙ ЗАВОД "РБУ ИВАНТЕЕВКА"
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Загадки падающей башни в; Невьянске

Загадки падающей башни в Невьянске

С самого начала строительства башня в Невьянске была окутана множеством тайн и загадок. Поговаривают даже, что в её подвалах занимались изготовлением поддельных монет. Но это не единственный миф, касающийся башни на Урале.

Невьянская наклонная башня Демидовых

Молниеотвод на Невьянской башне опередил своё время

Башня в Невьянске была построена в 1721–1725 годах на деньги семьи Демидовых — известных купцов и промышленников. Никита Демидович Антуфьев (Демидов), приехав на Урал, в 1701 году стал развивать выплавку металлов. Разумеется, ему надо было где-то жить. Тогда она повелел построить каменный дом и башенную колокольню рядом со своими заводами. Она-то и стала Невьянской падающей башней. Примечательно, что её отклонение от вертикальной оси на 1,86 метра было определено изначально при строительстве. А когда башня была закончена, то на её вершину установили флюгер. Он является одной из главных тайн Невьянской башни.

Герб НевьянскаГерб Невьянска

Всё дело в том, что флюгер, несмотря на наклон башни и свой вес, вращается от малейшего ветерка. Но и это ещё не самое интересное. Флюгер в то же время является и громоотводом, к которому подведено заземление. Если в него ударяет молния, то металл флюгера оплавляется. Получается, что молниеотвод на Невьянской башне в Свердловской области стал одним из первых в истории. Ведь, как известно, Бенджамин Франклин явил людям свой молниеотвод в 1752 году. А на башне в Невьянске он был установлен на 30 лет раньше!

Невьянская падающая башня примечательна не только снаружи. Внутри неё тоже полно неразгаданных загадок. Взять хотя бы помещение на третьем этаже над кабинетом Демидова. Раньше там была лаборатория, на стенах которой при обследовании нашли частицы золота и серебра. Но при проводимых в этом помещении опытах они никак не могли появиться. Так родился миф о том, что в Невьянской башне Демидова чеканили фальшивые золотые и серебряные монеты. Кстати, это не единственная тайна, связанная с якобы изготовлением подделок.

Какие тайны Невьянской башни скрываются во внутренних помещениях

По одной из легенд, в Невьянской башне был самый настоящий цех фальшивомонетчиков. И располагался он в подвале с полного попустительства Никиты Демидова. Существует даже предположение, что башня наклонилась из-за затопления подвала. Якобы однажды в Невьянскую башню нагрянули ревизоры, а Демидов, заметая следы, затопил подвал с рабочими и станками. Но, вероятно, это всё-таки просто выдумка. Согласно исследованиям, башня в Невьянске падает не из-за подтопления подвала — в нём абсолютно сухо. Впрочем, не только нижние этажи Невьянской башни Демидова представляют интерес.

Часовой колокол башни на Невьянкой башне

Часовой колокол башни

Уникальные часы Невьянской башни и комната для подслушивания

На пятом этаже башни Демидова располагается любопытнейшая комната. Благодаря своему строению она обладает определёнными акустическими свойствами. Из-за них человек, стоящий в одном углу комнаты, слышит то, что говорит шёпотом другой человек в отдалении. По легенде Демидов организовывал там собрания и без труда подслушивал чужие разговоры. Если им, конечно, не мешали часы, расположенные парой этажей выше.

Уникальные куранты с несколькими мелодиями Демидов заказал у английского мастера Ричарда Фелпса. Их проектировка и создание обошлись Никите Демидовичу в целых пять тысяч рублей. Впрочем, эти траты были оправданы. Часы не имеют себе равных. Циферблат в них повторён четыре раза и расположен по сторонам света. Каждые 15, 30 и 60 минут часы играют различные мелодии, всего их 20 штук. Часы, кстати, за 300 лет ни разу не ремонтировали. В них лишь меняли мелодии.

Музыкальный механизм часов на Невьянкой башне

Музыкальный механизм

Невьянская падающая башня стала одной из главных достопримечательностей Свердловской области. Более того, она даже изображена на серебряных монетах Сбербанка, выпущенных ограниченным тиражом.

Тайны подвалов, инновации и чугун: исследуем Невьянскую наклонную башню

Давно не горят домны, и батоги надсмотрщиков не свистят над спинами измученных рабочих, но чугунные соболя доныне окружают родовое гнездо грозных уральских заводчиков.

Наклонная башня в Невьянске – символ могущества рода Демидовых – была построена по приказу сына Никиты Акинфия Демидова. Вокруг нее до сих пор ходят легенды, а имя архитектора и точная дата постройки неизвестны — все документы погибли в пожарах. Чеканил ли тут Демидов фальшивые монеты, действительно ли существовали под башней таинственные подземелья, затопляемые вместе с мастерами по велению жестокого заводчика?

Читайте так же:
Ремонт цементной стяжки дома

За ответами едем в Невьянский историко-архитектурный музей. Комплекс объединяет собственно наклонную башню и Музей истории Невьянского края XVII – начала XX века.

История гнезда Демидовых

Хотя железную руду добывали в окрестностях Невьянской слободы и раньше, датой основания Невьянска считается 1701 год: 15 декабря на построенном по указу Петра I казенном заводе выплавили первый чугун. В следующем году завод царским указом был передан тульскому оружейнику Никите Демидовичу Антуфьеву, от которого и пошла уральская династия Демидовых. Сегодня мы говорим «Урал» – и сразу вспоминаем заводы, железо и Демидова.

(На фото автора — портрет Никиты Демидова из собрания музея. Неизвестный художник, первая треть XVIII века. Обратите внимание на мистический эффект этого портрета: откуда бы вы ни смотрели на него, кажется, что Никита Демидов смотрит прямо на вас.)

Из Антуфьева — в грозного Демида

Никита Демидович, оружейник и хозяин чугуноплавильного завода в Туле, поставлял в армию во время Северной войны дешевые ружья, качеством не уступающие заграничным, за что и был обласкан царем. По легенде, Петр I в знак особого расположения называл Никиту Антуфьева по отчеству — Демидыч.

В Невьянске на территории бывшего завода, между заводским прудом и башней, стоит чугунный памятник: Петр Великий передает Никите Демидову — именно так он отныне именовался с легкой руки царя — грамоту на его первый уральский завод.

Впоследствии род Демидовых будет владеть 25 заводами на Урале и огромной территорией с железными и медными рудниками, лесами и 200 сел и деревень.

Здесь трудились беглые каторжники и раскольники, спрятавшиеся «за Камень», а надсмотрщики были скоры на расправу. Рабочие заводов называли сурового и требовательного хозяина коротко и грозно — Демид. Ни о каком соблюдении прав рабочих речи не шло, власть в то время на Урале была одна — железная воля Демидовых.

В XVIII веке Невьянский завод стал крупнейшим в России центром чугуноплавильной, железоделательной и медной промышленности. Летом 1770 года Невьянский завод посещает немецкий ученый-естествоиспытатель на русской службе Пётр Симон Паллас. В «Путешествии по разным провинциям Российского государства» он указывает: «Спешил я со всею возможностию, чтобы осмотреть древний и славный Нейвянский завод… Безспорно, что между всеми Сибирскими железными заводами Нейвянской важнее и превосходнее протчих» (орфография автора сохранена).

Падающая или наклонная?

Невьянская башня именно наклонная, а не падающая, в отличие от Пизанской, которая строилась с 1173 по 1350 годы, накренилась в процессе строительства и продолжает падать. Наша уральская башня как стояла с отклонением от вертикали в 1800 мм, так и стоит — наклон с годами не увеличивается. Если вы спросите местных жителей, как проехать к падающей башне, вас непременно поправят: «Не падающая, а наклонная». Привыкайте — это не Италия.

Башню в городе любят, это главный архитектурный памятник Свердловской области и символ Невьянска. Изображение башни даже красуется на гербе города.

Стоим у подножия башни, вглядываемся в массивные белые стены и чугунные замки.

Документов о строительстве не сохранилось, и неизвестно, изначально башня была задумана наклонной или наклонилась уже в ходе строительства из-за просадки грунта. По одной из версий, башня намеренно наклонена в юго-западном направление — как дань уважения и поклон Демидовых в сторону родной Тулы.

Старообрядческий зимний Урал.

При строительстве применяли инновационные для того времени технологии — впервые были использованы железочугунные балки – предшественницы железобетонных конструкций. Оригинальные чугунные стяжки сохранились до наших дней.

Башня была дозорной точкой, колокольней, конторой, лабораторией и заводским архивом одновременно. По легенде, здесь также располагались тюрьма, пыточные камеры и помещение для чеканки фальшивых монет. Однако ученые, исследовавшие территорию невьянского завода, обнаружили подвалы под заводскими строениями, но не под самой башней. Существовали ли они в действительности — сегодня достоверно неизвестно, однако легенды о затопленных вместе с мастерами-кандальниками подземельях по-прежнему передаются из уст в уста. Весомости им прибавляют следы серебра в пробах сажи из дымоходов башни.

Внутри башня разделена на девять этажей. На втором этаже был рабочий кабинет самого Демидова, на третьем — лаборатория, на четвертом — слуховая комната, а на седьмом-восьмом этажах находятся куранты.

Читайте так же:
Снип для цементных растворов

Эффект шепчущей комнаты и сегодня удивляет туристов, вроде бы привыкших к чудесам интеллектуально-технологического времени. Объясняется он особой конструкцией сводов и желанием хозяина знать, о чем беседуют между собой его гости. Попробуйте и вы встать по разным углам и пошептаться с собеседником — кажется, что человек стоит рядом с тобой.

Еще одна достопримечательность башни — музыкальные куранты. Акинфий Демидов вывез «аглицкие часы с боем» из Англии около 1730 года, стоили они 5 000 рублей, тогда как строительство всей башни обошлось ему в 4 207 рублей 60 копеек. На колоколах курантов и сегодня можно разглядеть надпись: Richard Phelps Londini fecit. До сих пор оригинальные часы заморской работы исправно отбивают время, а часовой мастер вручную заводит их раз в сутки.

При высоте башни много выше окружающих строений молнии были серьезной опасностью — известно, что деревянный Невьянск, как и другие заводы, несколько раз горел. Сразу после постройки башни, в первой трети XVIII века, на невьянском заводе был придуман и изготовлен оригинальный молниеотвод — задолго до его официального изобретения американцем Бенджамином Франклином в 1752 году. Во время реставрации башни в 1970-х годах молниеприемник сняли со шпиля, сейчас башню венчает его точная копия. Исследования показали, что в шар-молниеприемник более 150 раз попадали молнии. Неудивительно, что от изначально закрепленных на нем 25 остроконечных шипов сохранился только один.

Учитывайте, что башня, в отличие от полностью оборудованного музея рядом, недоступна для маломобильных посетителей — ее архитектурой не предусмотрена установка лифтов, а лестницы слишком крутые и узкие для пандусов. А вот с маленькими детьми приходить можно и нужно!

После башни советуем посетить Музей истории края — гарантирован минимум час увлекательного путешествия во времени.

Фальшивые монеты и мнимые утопленники: как Демидов тайно плавил серебро на Урале

С горы Заводской в Черноисточинске Свердловской области прекрасно видно остров Сосновый. Сосны на нем, может, когда-то и были, но сейчас там только елки с ведьмиными метлами да старинные руины.

У подножия горы расположен Черноисточинский железоделательный завод. Сейчас на его площадке работает "Арт-резиденция" с музеем наличников, мастерскими и арт-пространствами. Здесь активно реставрируют помещения, все находки — гвозди, детали механизмов, старые кирпичи — становятся экспонатами в местном музее. Экскурсоводы рассказывают, что пока так и не открыт вход в старое помещение, где "Демидовы держали пленных", — при разборе старых камней, фрагментов стены или укрепления обнаружили деревянную дверь. Как говорит экскурсовод Мария Шевченко, за дверью есть помещение, и, скорее всего, большое.

Экспонаты, найденные при реставрации Черноисточинского железоделательного завода Виктория Ивонина/ТАСС

— Да какие пленные? О чем вы! Это просто часть устройства плотины, — смеется историк Виктор Байдин.

— Ну а засыпали почему? Явно же прятали! — настаивает Мария.

— Не нужно помещение стало, вот и засыпали. Здесь же чулочная фабрика потом была, зачем оно фабрике?

Экскурсовод немного разочаровано вздыхает. Идем по заводу дальше. Огромные помещения сейчас пустуют. В одном из них картины, чуть дальше — небольшой музей местных находок.

— Смотрите, какие кандалы мы нашли, пока на участке работали! — не сдается наша экскурсовод.

— Так это же путы для лошади, чтоб не убежала, что тут удивительного?

— А что же тогда туристам рассказывать? — сокрушается Мария.

— Про тайный сереброплавильный цех на острове, который с вашей горы видно.

— А там монеты чеканили?

Необычные кирпичи

В рукописной неопубликованной "Российской горной истории" бывшего начальника уральских горных заводов Аникиты Ярцова указано, что "по рассказам старожилов, для очистки [меди] устроено было на одном острове Черноисточинского пруда фабричное здание, где не только черная медь нанятыми иноземными искусными плавильщиками отделялась, но даже серебро из свинца доставалось".

Первый раз на этот остров доцент Уральского федерального университета, кандидат исторических наук Виктор Байдин приехал в 2009 году и нашел котлован, а также останки руинированной кирпичной кладки и фундамента из дикого камня производственного здания.

— Как только я увидел эти кирпичи из необожженной глины в котловане, то понял, что могу датировать остатки сооружений в нем с точностью до нескольких лет, — рассказывает историк.

Читайте так же:
Чем отмывать цемент от стекла

Руины в лесу: как на Урале ищут обломки горнозаводской цивилизации

В первой половине 1730-х годов старообрядец — приказчик Иргинского завода уральских промышленников Осокиных Родион Набатов разработал новую технологию плавки меди, которая давала существенное сокращение времени на нее, снижение затрат, увеличение выхода продукции. Еще Набатов предложил использовать вместо горнового камня для плавильных печей необожженные кирпичи, что также экономило время и затраты. Этими нововведениями заинтересовался Акинфий Демидов и взял Набатова к себе на службу в 1736 году. Но проработал тот недолго: попал под арест за организацию побега из заключения уральского старообрядческого лидера старца Ефрема, а потом несколько лет провел в заключении в Тобольске, откуда усилиями Демидовых и Осокиных освободился только весной 1742 года.

Историк предполагает, что после этого Набатов мог внедрить свои новшества на Сосновом острове. В пользу этой гипотезы говорит и то, что на Черноисточинском заводе появляется сарай для кирпичей из необожженной глины, которые на этом заводе не использовались. В это же время Акинфий Демидов приказывает построить судно, необычно крупное для пруда, видимо для организации сообщения с островом.

Для анализа из котлована взяли образцы почв и обломок кирпича из необожженной глины. Историк отдал образцы на исследования в научно-исследовательскую лабораторию для ренгтеновских приборов кафедры экспериментальной физики УГТУ-УПИ (ныне Уральский федеральный университет — прим. ТАСС). Часть кирпича оказалась все-таки обожженной — значит, он находился в печи.

Образцы для измерений были разбиты на несколько групп: "почвообразные (рассыпающиеся)"; "глинообразные (обожженные)" — из обломка кирпича; и т.д. И как раз в обожженных выявлены следы серебра!

— Значит, в печи осуществлялась выплавка, — делает вывод Байдин.

Бордель по соседству

Острова на Черноисточинском пруду были такими не всегда. Сейчас их около 20, время от времени появляются плавающие — кусок земли отрывается и дрейфует, иногда прирастает к берегу или другому острову. Во времена Акинфия Демидова на самом крупном острове Большой как раз располагался завод. Для того чтобы добираться на него и, скорее всего, возить грузы, Акинфий Демидов и поручил построить специальное судно. Сейчас дойти до острова можно только на веслах. Отвезти нас вызвались сотрудники туркластера "Гора Белая".

— Местные краеведы часто приводят в качестве подтверждения существования завода другой фундамент, — рассказывает Байдин, устроившийся на носу лодки. — Он в другом месте острова, и, судя по сохранившимся записям, это могут быть стенки погреба развлекательного дома сына Акинфия Демидова Никиты.

По словам историка, существуют легенды о похороненных на острове женщинах, а по имеющимся описаниям, дом, скорее, был похож на бордель: небольшие комнатки с длинным коридором, рядом в укромной протоке двухэтажная пристань с галереей на втором этаже. В 1766 году это здание перевезли в Нижний Тагил и устроили в нем дом для сирот.

Есть легенды про затапливаемый цех в Невьянской башне и сеть подземных ходов. Якобы тайный цех был устроен так, что в случае проверки затапливался водой вместе с работниками, которые исчезали бесследно. По словам Байдина, никаких подземелий в Невьянске не было. Документов или каких-то упоминаний в официальных источниках об этом нет, а обнаруженные в ходе строительных работ помещения — просто засыпанные подвалы демидовского времени.

— Так все-таки, чеканили монеты или нет? — возвращаемся к главному вопросу.

— Какие монеты? Монет здесь нет и никогда не было. В 2009–2010 году находили, но не серебряную, а обычную медную. Да и нумизматы никаких "демидовских" или подозреваемых в этом монет не знают, — отмахивается ученый.

Тайна Соснового острова

Как считает Байдин, производство на острове было опытно-промышленное. Сырье поставляли с Алтая.

— На этом заводе из серебристого свинца была получена первая партия серебра, которая "всплыла": на Демидова начали готовить донос. На заводе найдена серебряная руда, которая втайне от государя плавится, — рассказывает историк.

Параллельные кривые: чем Невьянск похож на Пизу

Разрешение на поиски серебряной руды отцу Акинфия Демидова давал лично еще император Петр I, а его супруга Екатерина I подтвердила это в жалованной грамоте на дворянство Демидовым. Но оно распространялось только на поиски руды, на добычу и уж тем более плавку разрешения у промышленников не было. Но Акинфий ослушался и стал серебро плавить. Технологию освоили и смогли затем внедрить на одном из заводов на Алтае.

Читайте так же:
Фильтра для цементных емкостей

— Ограничился ли Акинфий только опытами и отработкой технологий — нам неизвестно, но наследство его детей составляло 40 пудов — более 650 кг серебряной посуды, изделий, серебра в слитках и брусках, что было больше, чем у многих богатых семей того времени, — говорит Байдин.

В истории с плавкой драгметалла фигурирует императрица Елизавета, дочь Петра I. Демидов поехал к ней в феврале 1744 года для аудиенции и представил государыне 27 с лишним фунтов серебра — более 12 килограммов. Объяснил это Демидов просто: будто приглашенный им иностранный мастер усмотрел его в черной меди на Невьянском заводе, а до этого серебро выжигали из меди как примесь со свинцом.

— Но дело в том, что специальной печи для извлечения в Невьянске не было. А металл, поднесенный императрице, могли извлечь только на острове Сосновый, — говорит Байдин.

Ведьмины метлы в руинах

После почти часа на воде мы наконец приплыли к острову. Сейчас кирпичей тут почти нет, почва вытоптана — местные таскают камень для личных нужд, обкладывают им костры на острове. Трава здесь такая, что с трудом удается пройти.

— Ведьма в лесу живет… — говорит участник команды "Арт-резиденция" Елена Кирилюк, задумчиво рассматривая деревья. — Смотрите, на всех ветках ведьмины метлы.

По местным поверьям, ведьмы, живущие в лесу, оставляют на деревьях свои метлы — искривленные густо заросшие ветки. Сразу вспоминаются легенды о похороненных на острове девушках с низкой социальной ответственностью.

Первое, на что мы наткнулись, — углубление в земле, небольшое, на размеры завода не тянет, — это погреб, в который, скорее всего, складывали еду и лед, чтобы обеспечить работникам жизнь без выездов в город, поясняет историк.

Дальше — в возвышенной части острова — находится вросший в землю каменный фундамент 22 на 11 метров. По центру — два Г-образных основания — это печи, поясняет Байдин. Одна служила для добычи черной меди, вторая — для выплавки серебра. Искусным умельцем плавки был иностранец Молле — единственный в 1730-е годы "плавиленного серебряного дела мастер" на весь Урал и Западную Сибирь. Затем котлован — углубление в скальном грунте прямоугольной формы. Его глубина достигает четырех метров, площадь — более 50 квадратных метров, а в одной из стен сделан выход. Предполагается, что сверху котлован был перекрыт, а значит, цех был подземным.

Завод просуществовал недолго — с 1732 по 1743 год. Работал с перерывами, потому что Тайная канцелярия проводила особое следствие о плавке Акинфием Никитичем серебра, но ничего доказать не смогла.

— Потом Акинфий Демидов избрал другую модель, он взял "курс на Алтай". Но я не могу понять почему… — недоумевает историк.

— А что стало с работниками? Все-таки утопили?

— На заводе работали около десяти человек, — поясняет Байдин. — На самом деле в целях секретности рабочий персонал на тайном заводе часто менялся: строили и запускали одни, потом работали уже другие. Причем люди эти были не уральцами.

Для пополнения музейной коллекции Елена Кирилюк захватила с острова кирпич из котлована, где располагался подземный цех. Сейчас посмотреть на него сможет любой желающий в "Арт-резиденции" в Черноисточинске. Но, признается Елена, сколько туристам ни объясняй, все равно домой приедут и расскажут про кирпич с острова, где Демидовы фальшивые деньги делали и людей топили.

«Стояние Зои»: как в 1956 году жительница Самары окаменела, станцевав с иконой Николая Угодника

стояние зои

ХХ век стал одним из самых мрачных в тысячелетней истории православия на Руси. Прогремели революции, начался период борьбы с религией длиной в 70 лет. Образовалась Антирелигиозная комиссия, занимавшаяся отделением церкви от государства, собрался Союз воинствующих безбожников, с молодецкой удалью революционеры принялись громить храмы, а священники подверглись репрессиям. Великая Отечественная война затормозила борьбу с Богом и церковью – на первый план вышли другие проблемы. Одним из главных борцов с религией в советской истории остался пришедший к власти после Сталина Никита Хрущев. И вот на фоне начинающейся Хрущевской антирелигиозной кампании в городе Куйбышеве (ныне Самара) произошло странное событие, которое одни считают православным чудом, а другие – образцом городского фольклора. Сегодня оно известно, как «стояние Зои».

Читайте так же:
Ремонт стяжек цементных толщиной 20 мм

Дело было в 1956-м, во время празднования Нового года в доме № 84 по улице Чкалова. Работница трубного завода Зоя Карнаухова ждала молодого человека по имени Николай. Все девушки уже танцевали со своими кавалерами, а Николай задерживался. Тогда Карнаухова заявила: «Если нет моего Николая, буду с Николой Угодником танцевать!». На замечание, что это грех, она ответила: «Если есть Бог, пусть он меня накажет!» – взяла икону и закружилась в танце. И вдруг Зоя застыла на месте, как будто вросла в землю. Девушка будто окаменела, хотя ее сердце продолжало биться. Не ожила она ни в этот день, ни на следующий, ни через неделю. Рассказывали, что вынуть икону из рук было невозможно, а об окаменевшую кожу ломались иглы шприцов. В разных версиях этого рассказа всплывают разные подробности, например, что перед тем, как девушка окаменела, комнату вдруг наполнил шум, поднялся вихрь и блеснула молния. Все в страхе выбежали, а Зоя осталась на месте, как вкопанная.

Так или иначе, известие о чуде молниеносно разнеслось по городу. К дому № 84 начали стекаться толпы людей. Обнаружив странный ажиотаж, власти перекрыли подходы к дому и выставили наряд дежурных милиционеров. По легенде, приходили к Зое священники, но не могли ей помочь, пока на Рождество не появился иеромонах Серафим – распространена версия, что это был отец Серафим Тяпочкин. Он освятил комнату и взял из рук девушки икону. Иеромонах предрек, что стояние Зои кончится в день Пасхи. «Очевидцы» рассказывали, что по ночам девушка кричала: «Мама! Молись! В грехах погибаем! Молись!» Так и простояла она 128 дней, пока не умерла на третий день Пасхи.

«Стояние Зои»: как в 1956 году жительница Самары окаменела, станцевав с иконой Николая Угодника

Миф о Зое связывают с вымыслом некоей Клавдии Болонкиной, которой принадлежал тот самый дом № 84. Сохранилась стенограмма 13-й областной конференции КПСС от 20 января 1956 года, на которой первый секретарь Куйбышевского областного комитета КПСС Михаил Ефремов рассказывал о странных событиях тех дней:

«Какая-то старушка шла и сказала: вот в этом доме танцевала молодежь, и одна охальница стала танцевать с иконой и окаменела. После этого стали говорить: окаменела, одеревенела, и пошло, начал собираться народ… Тут же выставили милицейский пост, а где милиция, туда и глаза. Мало оказалось нашей милиции, так как народ все прибывал, выставили конную милицию, а народ, раз так, – все туда. Некоторые додумались до того, что вносили предложение послать туда попов для ликвидации этого позорного явления. Бюро обкома посоветовалось и дало указание снять все наряды и посты, убрать охрану, нечего там охранять… А по существу это самая настоящая глупость, никаких танцев, никаких вечеринок в этом доме не было, живет там старуха».

Исследователи утверждают, что сюжет легенды о стоянии Зои очень напоминает фольклорный сюжет о плясуне-святотатце, известном с XIX века. Устные рассказы об окаменении девушки, танцевавшей с иконой, и окаменении человека, танцевавшего в церкви, с 1960-го по 1990 год в разных версиях ходили по всей России. Любопытно перекликается этот миф и с событиями февраля 2012 года, когда группа Pussi Riot устроила знаменитый «панк-молебен» в храме Христа Спасителя.

Так или иначе легенда разошлась, и дом стал настоящим местом паломничества. На улице Чкалова появились памятник Николаю Чудотворцу и часовня. По мотивам истории о «стоянии Зои» в 2000 году был снят короткометражный фильм «Стояние Зои», а в 2009-м вышел полнометражный художественный фильм «Чудо», в котором снялись Константин Хабенский, Сергей Маковецкий и Полина Кутепова. В 2015 году вышел трехсерийный телевизионный фильм «Зоя» по пьесе Александра Игнашева «Стояние Зои». Про «стояние Зои» написано немало статей и книг, и однозначной точки в этой истории не поставлено.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector